kruchina (kruchina) wrote,
kruchina
kruchina

Categories:

Нганасанский язык.



Судя по многочисленным свидетельствам самих нганасанов и работавших с ними этнографов, этот народ всегда придавал исключительно важную роль мастерству шаманских песнопений, искусству исполнения и навыкам квалифицированного восприятия эпоса и легенд (их рецитация служила важным занятием и основным развлечением во время пурги, а значит - на Таймыре - ежегодно на протяжении многих недель), владению особым языком иносказательного пения (нган. kəiŋəirśa). Характерной чертой нганасанов были систематические и многообразные проявления языкового пуризма, жесткий контроль за правильностью и стилистической адекватностью собственной речи. В специально подготовленном (например, автобиографическом) повествовании предпочитались необщеразговорные, иногда слегка тяжеловесные полипредикативные конструкции, именные формы с эмфатическими клитиками, относительно редкие финитные формы глагола. Неправильное употребление слов или грамматические ошибки всегда отмечались, зачастую исправлялись, а иногда и высмеивались слушателями (особенно если совершивший их рассказчик, в силу своего возраста, должен был быть компетентен в вопросах языка). Многие были склонны к размышлениям по поводу синонимии и тонкостей семантики, интересовались внутренней формой (этимологией) имен, особенно имен собственных - причем не только в ситуации беседы с исследователем-лингвистом, провоцирующей такого рода размышления.

Это может показаться парадоксальным, но, возможно, именно национальные традиции внимания к языку могли способствовать очень быстрым темпам утраты родного языка молодыми нганасанами, которые росли (с начала 1960-х годов) в смешанном долгано-нганасанско-русском языковом окружении и воспитывались в русскоязычных детских садах и школах-интернатах. Темпы эти были столь высоки, что в ряде семей старики - нганасанские монолингвы - вообще не способны общаться со своими русскоязычными внуками без помощи промежуточного поколения (обычно двуязычного, а в худшем случае - "полуязычного", то есть не владеющего в достаточной степени ни одним языком). При этом - по крайней мере во многих известных нам случаях - ни со стороны бабушек и дедушек, ни со стороны родителей, вопреки явной коммуникативной потребности, не наблюдается желания активизировать скудные и фрагментарные познания детей в нганасанском языке, превратить его хотя бы в их второй, после русского, язык. Не определяется ли это сознательным или неосознанным следованием пуристическому максимализму: "Пусть уж лучше они совсем не говорят на нашем языке, чем будут коверкать его"? (Опасения эти небезосновательны: нганасанский язык настолько сложен, что практически никому из выросших вне "чистой" языковой стихии не удается говорить на нем без значительных погрешностей. Кстати, нганасаны единодушно, и не без гордости, оценивают свой язык как повышенно сложный по сравнению с соседними языками, особенно с долганским.)

Так или иначе, нганасанский язык разработанностью своей лексики (в частности, в "интеллектуальной" сфере) и богатством стилистических возможностей контрастирует с малочисленностью самого языкового коллектива (не более 1000 человек) и относительной узостью сферы своего функционирования.



http://www.lingvotech.com/nganasanski



Есть очень большой соблазн вывести зависимость между числом носителей языка и его развитостью. Английский и китайский в противоположность баскскому, эвенскому и нганасанскому. Но, вероятно, дело не сколько в числе носителей языка, сколько в их изолированности. Отсутствие влияний даёт возможность для развития собственных языковых выразительных средств. К сожалению, судить об этом сложно, не зная языков. С другой стороны пример английского и французского – двух языков, которые возникли в месте соприкосновения романских и германских ветвей, говорит в пользу этого утверждения. Французский проще испанского, английский проще немецкого. За простоту приходится платить скудостью выразительных средств, которая впрочем, частично возмещается развитой фразеологией.

Нганасаны – чистые самодийцы (хотя этнологи подозревают в них примесь палеоюкагиров), долганы – тунгусы с примесью самодийцев, русских и якутов, говорящие на диалекте якутского языка. В якутском языке, в свою очередь, много монгольских и русских заимствований. С другой стороны – развитость и сложность языка при малом числе носителей способствует его быстрой утрате. Долганы, впрочем, свой родной эвенкийский потеряли где-то в 17-18 веке.
Tags: север, сибирь, языкознание
Subscribe

  • Русские наречия 14 в.

    Карта наречий русского языка на 1389 г. Юрия Борисовича Корякова. Не совпадает с современным искусственным во многом делением на русский,…

  • Искоренение православия на Аляске.

    На Аляске период упадка начался между 1910 и 1913 годами. Американское правительство приняло решение, что они должны, наконец, дать настоящее…

  • О Дорошенке.

    Галицкая народная песня о гетманстве Петра Дорошенка и разорении Малой Руси турецко-татарским войском. Замечательны призывы к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments