kruchina (kruchina) wrote,
kruchina
kruchina

Category:

Бывало и хуже.

На исходе XIX - начале XX вв. в России все чаще и чаще стал подниматься вопрос о так называемой желтой экспансии – мягком, ненавязчивом проникновении Китая в весьма слабую экономику дальневосточной территории Российской империи. «Окитаивание» края шло и за счет массового наплыва к нам соседей по территории. Так, к примеру, только морем с 1906 по 1910 г. из Поднебесной во Владивосток прибыли 70 тыс. человек (как для проживания, так и для следования в Южно-Уссурийский край, Амурскую область и Забайкалье) и 45 тысяч через станцию Пограничную, И это только официально зарегистрированных. «Однако, по признанию самой администрации, в крае имеется нелегальных китайцев свыше 40 процентов. В действительности же в таежных местах – в Суйфунском, Иманском и Ольгинском участках – следует считать незарегистрированных китайцев свыше 90 процентов, т.к. фактически, при настоящих силах администрации, регистрация в этих районах невозможна», – отмечалось в специальном докладе великим князьям Александру Михайловичу и Сергею Михайловичу 10 марта 1912 г.



Что же касается русского населения в этих краях, то оно тогда не составляло и половины от китайских гостей. Там же отмечалось, что «Россия в глазах китайцев ныне – самая слабая, беззащитная страна из соприкасающихся с Китаем народов. Среди китайского населения в русском крае и в Маньчжурии воскресает идея, крепнет убеждение, что Приамурский край должен принадлежать Китаю. Если дело пойдет так и дальше, то и без всякой войны Россия вынуждена будет отказаться от Приамурья...».

Шайки хунхузов

Хунхузы – это люди, по большей части различные преступники, бежавшие из Китая, чуждые всяких семейных связей. Как писал В. Арсеньев: «Хунхузы в Уссурийском крае – обычное явление. Неся собою смерть и ужас, шайки их бродят повсюду, нападая то на русские, то на китайские поселения. Несмотря на то, что китайцы страдают от них сами, они всеми мерами укрывают их от русских. Этому можно найти очень простое объяснение. Китайца, который выдал хунхуза, не скрыл его, не оказал ему внимания и гостеприимства, ждет мучительная смерть от руки мстителя, и куда бы китаец этот ни ушел, «дамоклов меч» всюду будет висеть над ним. Страх перед хунхузами – панический, покорность полнейшая, рабская!..». В июле 1908 г. в газете «Дальний Восток» появилась статья под заголовком «Кто хозяева Уссурийского края?», в которой, в частности, говорилось: «...У нас почти на виду у многотысячного гарнизона высаживаются с шаланд или шлюпок шайки хунхузов, которые грабят и убивают, берут в плен, когда им надо, благополучно удаляются восвояси.

Тайная экспедиция.

Зимой 1911 г. генерал-губернатор Приамурской области Н. Гондатти секретной почтой информировал военного губернатора Приморской области: «Предстоящей весной для розыска и выдворения из тайги хунхузов, других подозрительных китайцев и корейцев мною будет командирована экспедиция под начальством состоящего в моем распоряжении штабс-капитана Арсеньева с предоставлением в его распоряжение необходимого числа полицейских чинов и лесников».

Выбор на штабс-капитана В. Арсеньева пал неслучайно. Владимир Клавдиевич еще в Русско-японскую войну 1904-1905 гг. был начальником конно-охотничьей команды (по сути, это был кавалерийский разведотряд) Владивостокской крепости. Командовал крепостной военной разведкой. К тому же уже имел опыт экспедиций по краю, хорошо ориентировался в таежных дебрях.

А поручалось Арсеньеву следующее: «выяснить районы деятельности и численность хунхузов, где находятся опиекурильни и игорные притоны. У кого и какое имеется оружие. Установить, какие сложились взаимоотношения между русскими, китайцами и другими инородцами». Кроме этого, штабс-капитан получил приказ: «Арестовать представителей власти китайской нелегальной организации; арестовать всех, не имеющих определенных занятий и безбилетных (т.е. без документов); оружие отобрать. Всем арестованным не препятствовать устраивать свои дела с фанзой и имуществом. Глубоких стариков оставить на месте. Курильщиков опия не лишать, а позволить взять с собой на дорогу необходимое его количество. Ханшин (китайская самопальная водка. - Прим. авт.), а также приспособления для выгонки спирта, закваску и сулевые кирпичи уничтожать, но не трогать хлеба в зародах и зерне. Найденные меха, панты и женьшень отбирать и отправлять во Владивосток. Женщин, силою отобранных китайцами у инородцев, вернуть к своим мужьям». Во время первой экспедиции (лето 1911 г.) ее участники начали «зачистку» с окрестностей залива Св. Ольги. Однако бороться с инородцами было не так просто. Но кое-что экспедиции все же удавалось сделать. Так, менее чем за месяц в Ольгинском уезде было уничтожено более 3 тысяч ловушек и других охотснастей на соболя и другого ценного пушного зверя. Отловлены 38 браконьеров и нарушителей «паспортного режима». На реках Арму и Такунчи за полмесяца сожжено дотла 26 тайных лесных заимок браконьеров-инородцев и хунхузов. Уничтожено без малого 5 тысяч различных приспособлений для хищнического истребления пушного зверя. В других районах приходилось громить и обнаруженные тайные незаконные золотые прииски китайцев, самогонные предприятия.

Хозяев не тронули

В докладе на имя генерал-губернатора начальник экспедиции штабс-капитан В. Арсеньев писал, что борьба с браконьерами таким образом, конечно, приносит определенные плоды, но в корне переломить ситуацию не сможет, т.к. в первую очередь надо взяться за хозяев крупных китайских фирм во Владивостоке, Хабаровске, Никольск-Уссурийске, Имане (Дальнереченске. – Прим. авт.), которые и организуют весь этот незаконный хищнический промысел. Но крупных китайских торговцев никто беспокоить так и не пожелал.

В 1914 г. в очередном докладе Владимир Клавдиевич констатировал: «...Колонизация левого (китайского) берега Уссури сделалась особенно интенсивной в последнее время. Китайское правительство поощряет переселение китайцев из Южного Китая в Северную Маньчжурию и особенно на границу России по рекам Уссури и Амуру. По мере того как Приамурский край все более заселялся русскими, китайские звероловы и охотники должны были уйти на родину. Однако деятельность охотников и мелких разбойничьих шаек не только не уменьшилась, но увеличилась еще больше. То же самое произошло и с ханшинщиками (китайские самогонщики. – Прим. авт.). Ханшинные заводы только немного передвинулись к западу, а рынком сбыта спирта остались все те же крестьяне, уссурийские манзы и инородцы. Теперь, живя за Уссури, китайцы стали работать спокойно – ночных обысков бояться им нечего, днем их тоже никто не тронет. Река Уссури как граница серьезного препятствия не представляет. Хунхузские шайки оперируют главным образом около Уссури и линии железной дороги и после грабежей спешат вернуться в Маньчжурию, чтобы избежать преследования русских...».
Уже в годы советской власти в специальном секретном докладе, подготовленном по просьбе руководства Дальневосточного комитета ВКП(б), Арсеньев, кроме прочего, предлагал в целях экономической защиты региона выселить из Приморья всех китайцев и корейцев. Тогда этого делать не стали. А спустя несколько лет с инородцами «разобрался» товарищ Сталин. К 1938 г. их без всяких церемоний выслали с советского Дальнего Востока.

Евгений ШОЛОХ,
специально для «К».
(Газета «Конкурент» № 49, декабрь 2006 г., Владивосток).



Письма Чехова:

«Амур чрезвычайно интересный край. До чертиков оригинален. Жизнь тут кипит такая, о какой в Европе и понятия не имеют. Берега до такой степени дики, оригинальны и роскошны, что хочется навеки остаться тут жить… Проплыл я уже по Амуру 1000 верст и видел миллион роскошнейших пейзажей; голова кружится от восторга. Удивительная природа. А как жарко! Какие теплые ночи!
***
«Я в Амур влюблен; охотно бы пожил на нем года два. И красиво, и просторно, и свободно, и тепло. Швейцария и Франция никогда не знали такой свободы. Последний ссыльный дышит на Амуре легче, чем самый первый генерал в России.
***
«Боже мой, как богата Россия хорошими людьми! Если бы не чиновники, развращающие крестьян и ссыльных, то Сибирь была бы богатейшей и счастливейшей землей».




«Китайцы возьмут у нас Амур – это несомненно… По Амуру живет очень насмешливый народ; все смеются, что Россия хлопочет о Болгарии, которая гроша ломаного не стоит, и совсем забыла об Амуре. Не расчетливо и не умно…»

А. Чехов.
Избранные письма. 1890 г.
Tags: дальний восток, история, этнология
Subscribe

  • Из Боливии.

    Староверы из Боливии возвращаются в Приморье. Пятнадцать семей староверов возвращаются в Приморский край из Боливии по программе содействия…

  • Раньше жили люди здесь.

    Отметил появление жанра, который можно назвать «этническая сатира». Впрочем веселого в этой сатире мало совсем. Фолк-рок, барды и прочие толкинутые…

  • Искоренение православия на Аляске.

    На Аляске период упадка начался между 1910 и 1913 годами. Американское правительство приняло решение, что они должны, наконец, дать настоящее…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments