kruchina (kruchina) wrote,
kruchina
kruchina

Categories:

«Юнона» и «Авось».

К сожалению, эти два судна большинству запомнились только благодаря слезливому советскому мюзиклу. Капитаны же брига «Юнона» и тендера «Авось» Николай Хвостов и Гаврила Давыдов известны в основном сахалинцам. Хотя, если бы про их жизнь стали снимать кино, получилась бы не сомнительная мелодрама, а полноценный приключенческий фильм. Два путешествия в русскую Америку, бои с японцами на Курилах и Сахалине, тюрьма, побег, оправдание, проявленная доблесть в войне со Швецией 1808 г. и глупая смерть по пьяному делу. Стихи Гавриила Державина в их честь. Кстати японцы на Хоккайдо Хвостова и Давыдова тоже хорошо помнят, разве что не пугают ими детей.



«В 1807 году завершилась «неоконченная» Сахалинская и Южнокурильская экспедиция русских морских офицеров Н. А. Хвостова и Г. И. Давыдова, организованная главой второго русского посольства в Японию Н. П. Резановым и ставшая своеобразным итогом первого этапа становления российско-японских отношений. Экспедиция и причины, побудившие Резанова ее организовать, являются предметом споров и не перестают привлекать внимание исследователей с начала XIX столетия и до наших дней. Н. А. Хвостов и Г. И. Давыдов состояли на службе в Российско-Американской компании, которая объединяла русских предпринимателей по освоению Русской Америки и Дальнего Востока. Н. П. Резанов поручил им экспедицию на Сахалин и Курильские острова, целью которой было поднятие русского флага на юге острова. В задачу экспедиции он поставил следующее: побывать на южном Сахалине и южных Курильских островах, осмотреть, не проникли ли туда японцы и не притесняют ли они русских подданных «курильцев» (айнов), прогнать японцев с Сахалина и южных Курил, если они туда проникли. В своей дополнительной секретной инструкции Хвостову и Давыдову он предписывал: «Осмотрев 16-й и 18-й Курильские острова (Симушир и Уруп), из которых на первом хорошая гавань, а на втором еще в 1795 году сделано селение (русское).., идти к о. Сахалину, освободить тамошних жителей айнов из-под японской власти, обласкав и одарив их разными вещами и медалями; истребить все японские суда и магазины.., захватить несколько японцев.., а всех остальных отправить в их землю, объявив им, чтоб никогда они Сахалина, как российского владения, посещать иначе не отваживались, как приезжая для торга, к которому всегда россияне готовы будут ». В задачу экспедиции также входило положить начало регулярному патрулированию русскими военными судами обширных пространств между южным Сахалином, Камчаткой и Русской Америкой для обеспечения безопасности плавания судов РАК из Охотска через Петропавловск в Северную Америку и защиты малонаселенных русских тихоокеанских владений от покушений на них со стороны других государств, уже начинавших проявлять здесь заметную активность. Базой для этого отряда кораблей должно было стать русское укрепленное поселение на южном Сахалине, которое Хвостову предлагалось основать в заливе Анива. Хвостову было отдано под команду судно, купленное у американского корабельщика Вульфа («Юнона»), под команду Давыдова – судно, построенное и названное «Авось». 27 июля (8 августа) 1806 г. суда покинули порт Ново-Архангельск (ныне г. Ситка в штате Аляска, на острове Баранова). План был таков. Давыдов на тендере «Авось» должен идти к южным Курилам, выполнить задание, подойти к Сахалину, стать в заливе Анива, осмотреть поселения и ждать там прибытия Хвостова до 29 сентября. Если тот не придет к этому сроку, Давыдов вернется в Ново-Архангельск. Хвостов на судне «Юнона» должен отвезти Резанова в Охотск, а оттуда идти на Сахалин. Но Давыдов не смог добраться до южных Курил (его судно получило повреждение), и он остановился в Петропавловске-на-Камчатке на зиму 1806 – 1807 гг. для ремонта. Хвостов же прибыл 15 (27) сентября 1806 года в Охотск, доставив туда Резанова, а к 24 сентября (6 октября) был уже готов к экспедиции на Сахалин. 6 (18) октября «Юнона» прибыла в залив Анива. Давыдова там не оказалось, так как он был на Камчатке. Вблизи сахалинского берега, у современного поселка Южное (в то время здесь было айнское селение) судно стало на якорь. На другой день, 7-го октября, Хвостов с двумя членами экипажа вышел на берег, где их дружественно встретили айны. В целях подтверждения того, что остров является владением России, Хвостов 8 (20) октября 1806 г. в присутствии айнов водрузил русский флаг. Этот момент зафиксирован Хвостовым в судовом журнале брига «Юнона»: «В 8-м часу полуночи отправился на двух судах я, лейтенант Карпинский и корабельный подмастерье Корекин к тому же селению. Подъезжая к берегу, подняли на шлюпке военный, а на барказе – купецкой флаг. Добрые айны встретили суда уже в большом числе и присели на колени, когда мы трое вышли на берег, стремясь объяснить некими словами, что мы россияне и друзья их; я приказал на берегу поставить флагшток, на котором поднял оба флага, как военный, так и коммерческий, показывая на судно; одарил всех платками и разными безделицами; на тоена или старшину селения надел лучший капот и медаль на Владимирской ленте; при троекратном из шести ружей выстреле с судна на каждый залп ответствовано из одной пушки». После церемонии поднятия флага Хвостов выдал айнскому старшине специальный документ, подтверждающий присоединение Сахалина к России и принятие его жителей в русское подданство. Документ гласил: «В знак принятия острова Сахалина и жителей оного под Всемилостивейшее покровительство Российского Императора Александра Первого старшине селения на западном берегу губы Иниве (Анива) пожалована серебряная медаль на Владимирской ленте; всякое другое приходящее судно, как Российское, так и иностранное, просим старшину сего признавать за Российского подданного. Подписано – Российского флота Лейтенант Хвостов. У сего приложена герба фамилии моей печать». Затем в течение четырех дней русские моряки объезжали айнские селения на острове и всюду объявляли, что Россия берет под свое покровительство все население Сахалина. 10 (22) октября 1806 г. Хвостов посетил айнское селение, расположенное на месте современного поселка Озерский (Корсаковский район). По приказу Хвостова в селении была прибита доска с надписью о том, что здесь побывал бриг «Юнона» и что селение Хвостов назвал «Сумнением». На другой день команда «Юноны» в числе 22 моряков высадилась в селении Томари-Анива (ныне г. Корсаков). Хвостов назвал его «Любопытством». Здесь Хвостов обнаружил японцев и их новые постройки, которые они незаконно возвели на русской территории. Выполняя указания Резанова о ликвидации японских поселений на южном Сахалине, Хвостов приказал забрать из японских магазинов зерно, соль, вещи, раздать их айнам, а магазины и фактории снести. Японцам было приказано немедленно выехать с Сахалина и никогда не возвращаться, кроме как в целях торговли. В других селениях острова лейтенант Хвостов японцев не обнаружил. 17 (29) октября «Юнона» покинула Сахалин и 8 (20) ноября прибыла в Петропавловск-на-Камчатке, где была встречена Давыдовым. Перезимовав в Петропавловске, весной 1807 г. Хвостов и Давыдов предприняли новую экспедицию – направились к южным Курильским островам, а затем к Сахалину, чтобы довершить выполнение инструкции Н. П. Резанова. О необходимости второй экспедиции на Сахалин Хвостов писал: «Вторичный поход на Сахалин принесет те пользы, что получим богатый приз и освободим островитян от тиранства Японии, к чему призывает нас долг, приняв единожды Сахалин под покровительство Российского монарха». 4 (16) мая 1807 г. «Юнона» и «Авось» покинули Петропавловский порт и направились вдоль Курильской гряды: одно судно по одну, второе – по другую сторону гряды, чтобы подробнее описать острова, заселенные айнами. 19 (31) мая русские моряки высадились на Итурупе. Здесь оказались японцы. Прослышав после приезда Резанова о богатствах открытых русскими островов, японцы уничтожили на Кунашире и Итурупе государственные знаки России, убили нескольких русских зверопромышленников и всячески притесняли айнов. Высадившись на Итурупе, Хвостов и Давыдов с горсткой храбрецов обратили в бегство японский гарнизон, численностью до 300 солдат, которые первыми открыли стрельбу. Командир отряда Тода сделал себе харакири, а многие солдаты спаслись бегством. Обнаружив на японских складах рыбу, соль, сакэ, русские моряки отдали их айнам, а магазины сожгли. 27 мая (8 июня) они покинули Итуруп. Обойдя Кунашир, русские корабли еще раз подошли к Урупу. Выяснилось, что из русских поселенцев, живших здесь с 1795 г., некоторые умерли, а многие переселились на другие острова. После этого Хвостов и Давыдов отправились в залив Анива на Сахалине, куда прибыли 11 (23) июня. Здесь они узнали от айнов, что японцы, после изгнания их Хвостовым в минувшем году, больше не появлялись на Сахалине. Айны в Томари-Аниве не раз просили русских остаться здесь «для защиты их», но Хвостов не решался это сделать без разрешения правления компании, он надеялся прийти сюда в третий раз и привезти из Охотска поселенцев. Заслуги Н. А. Хвостова и Г. И. Давыдова оценил А. П. Чехов в своей книге «Остров Сахалин», назвав 1806 г. годом подвигов Хвостова. О Хвостове и Давыдове были написаны стихи А. С. Шишковым, Анной Волковой. Большое стихотворение «В память Давыдова и Хвостова» написал Г. Р. Державин. Походы Н. А. Хвостова и Г. И. Давыдова подтвердили права России на Сахалин и Курильские острова, которые были заявлены еще в середине XYII века, имели научное и политическое значение».

http://www.libsakh.ru/?div=express&hid=43


«Когда "Юнона" и "Авось" вернулись в Охотск из второй экспедиции, начались их злоключения - комендант крепости подполковник Бухарин решил, что перед ним обычные пираты, которые не хотят делиться якобы награбленным золотишком, и заключил обоих под стражу. Хвостов и Давыдов бежали, прошли голодные и оборванные тысячу километров до Якутска, и смогли прибыть в Петербург, где началось длительное и издевательское следствие над правотой или неправотой их действий. Государство, не отказываясь от результатов их экспедиции, предпочитало выставить дело частным самоуправством, на случай осложнений с японцами. И, хотя в итоге наши герои были оправданы, но Александр I отказал им в присвоении чинов и наград за их подвиги в войне со Швецией, где оба проявили чудеса героизма».

http://www.kunashir.ru/docs/history/rus-jp.php


« Беспримерная храбрость, каковою защищаем был флаг Его Императорского Величества, против вдвое превосходящего неприятеля, коему не уступлен ни один шаг, заслуживает особенную похвалу, о чем отлично свидетельствует Главнокомандующий. Неприятель в то же самое время отступил за остров Вартсало, имея кроме потопленных и взорванных на воздух множество разбитых лодок, кои оставлены у Сандсало, так что без больших исправлений нельзя им иметь ходу.

Капитан 1 ранга Селиванов, отзываясь Главнокомандующему с особенною признательностию о мужестве всего отряда, превосходно свидетельствует о лейтенанте Хвостове, который оказал пример невероятной неустрашимости, пренебрегая сыплющимся градом картечи и не взирая, что четыре шлюпки под ним были потоплены и из 6 гребцов остался только один, он шел вперед и поражал неприятеля; а равным образом и сухопутные начальники отзывались Главнокомандующему о его мужестве, все нижние чины его превозносят, и вообще где он только появлялся, храбрость оживотворялась. Лейтенант Мякинин, заслуживший предпочтение и оказавший превосходную храбрость в первых сражениях, оправдывает сие о нем мнение при всяком случае. Полковники Горбунов и Пшьшицкой распоряжениями и примером своим заслужили по всей справедливости имя неустрашимых, а равно заслужили внимание лейтенанты: Давыдов, Тутыгин и мичман Трубников".

Реляция с фронта — здесь ни убавить, ни прибавить. И мы видим, что наши флота лейтенанты не затерялись в общей массе, не растворились. В следующую зиму командующий Буксгевден причислил их, в виде награды, к своей свите и велел им возвратиться в Петербург. Оба были представлены к официальным наградам: Хвостов — к ордену св. Георгия 4-й степени, Давыдов — к ордену св. Владимира 4-й степени. Но старая тяжба двух ведомств давала себя знать.

Александр I на сделанное ему представление, с одной стороны, о предании их суду, а с другой — к награде, написал: "Неполучение награждения в Финляндии послужит сим офицерам в наказание...»


http://america-xix.org.ru/library/hvostov-davydov/printable.html


«Они возвращались поздно ночью с дружеской пирушки, мосты были уже разведены, но проходила баржа. Приятели прыгнули на ее борт, собираясь перебраться на противоположный берег. Но тут же приняли решение возвратиться. И вот в тот момент, когда они уже встали на борт, чтобы сигануть обратно, налетел шквал ветра, он рванул парус, и нижняя балка нанесла предательский удар по спинам приятелей. И они полетели за борт. Конечно, ночь, конечно, внезапность... Но так нелепо.
Лейтенанту Николаю Хвостову было в ту пору чуть больше тридцати, а его другу Гавриилу Давыдову - двадцать пять».
http://merkulov.tripod.com/TEXTS01/HD0713.HTM

Когда они сражались
За веру, за царя,
За отчество любезно;
Но благовенью в них
Всяк к родшим удивлялся,
Кориоланов зрев.
Всяк ждал: нас вновь прославят
Грейг, Чичагов, Сенявин, Круз Сакен, Ушаков
В морях великим духом.
Но мудрых рассужденье
Коль справедливо то,
Что блеск столиц и прелесть
Достоинствам прямым
Опасней, чем пучины
И камни под водой:
Так, красны струи невски!
Средь тихих ваших недр.
В насмешку бурям грозным
И страшным океанам,
Пожрать не могшим их,
Вы, вы их поглотили!
Увы! в сем мире чудном
Один небрежный шаг
И твердые колоссы
Преобращает в перст. -Родители! ах, вы,
Внуша глас скучной лиры,
Не рвитеся без мер;
Но будьте как прохожий,
Что на цветах блеск рос
Погасшим зрел, — и их
Вслед запах обоняйте.
Жизнь наша жизни вечной
Есть искра, иль струя;
Но тем она ввек длится,
Коль благовенье льет
За добрыми делами.
О, так! исполним долг,
И похвалы за гробом
Услышим коль своим,
-Чего желать нам больше?
В пыли и на престоле
Прославленный герой
Глав злых венчанных выше.

Хвостов! Давыдов! будьте
Ввек славными и вы.
Меж нами ваша память,
Как гул, не пройдет вмиг.
Хоть роком своенравным
Вы сесть и не могли
На колесницу счастья;
Но ваших похождении звук,
Дух Куков и Нельсонов
И ум Невтона звездна,
Как Александров век,
Не позабудут Россы.

Г. Р. Державин.
Tags: дальний восток, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment